Проверка теорий на Рыбинском море


Проверка теорий на Рыбинском море
Затяжная непогода с сильными ветрами около месяца не позволяла съездить на рыбалку. Но вот, наконец, прогнозы обещают окошечко прохладного осеннего солнца и безветрия.
— Погоду видел? — звонит приятель.
— Метр в секунду и солнышко.
— Поехали?
— Поехали!

Вместе с первыми лучами солнца мы с напарником на берегу. Сразу бросается в глаза очень низкий уровень воды. Там, где летом купались и было «с головой», сейчас суша. Ну, это на пользу: рыбу искать проще. Накачали лодку, собрали спиннинги, и тут выяснилось, что навигатор с перспективными точками остался дома. Ну и ладно, не так много их там и было! Будем ловить на Волжском плесе, где еще не так широко и можно найти старую точку по береговым и водным ориентирам, а дальше с помощью эхолота более точно встать на место. Вот и солнышко над деревьями показалось. Тепло. Приезжаем на первую точку. Место работы земснаряда. Перепады глубин в форме кардиограммы с двух метров на шесть заканчиваются резким свалом на 13 метров. Встаем на шести. Забросы вглубь, наверх, вдоль — пусто. Эхолот молчит, рыбы нет.

Решаем покрутиться где-нибудь рядом. В ста пятидесяти метрах находим такой же изрытый свал. Веерные забросы, четкий ударчик, подсечка — тишина… Выматываю риппер ярко-зеленого цвета длиной 4,5 дюйма — порезов нет, след от клыка на свинце. Судачок. Обстрел сектора поклевки разнообразными силиконовыми и металлическими приманками результата не приносит. Едем дальше. Вспоминаю, что вчера краем уха слышал разговор двух рыболовов: у черного бакена на излучине старого русла хорошо половили леща. Где стадо, там и пастухи! Решаем двигаться в ту сторону. Едем, любуемся золотой осенью, солнышко греет, ветра нет — красота! Взгляд падает на показания глубины. Что это?! Стоп! Ровный участок дна с очень плавным понижением с пяти метров на шесть, вдруг резко — 9, 14, 10, 6, 5,5 и опять равнина. Возвращаемся, находим эту яму. Вроде не очень широкая — метров тридцать. Рыбу прибор не показывает.

Встаем наверху одного свала в расчете на то, чтобы бросать наверх противоположного и простучать и свалы, и глубину. Для этой ситуации груз 25-30 г будет в самый раз. Если бы мы ловили на русловой бровке при установке лодки на глубине 14-15 метров, я бы смело поставил и 35 граммов. На нижней части свала, когда приманка находится в 10-15 метрах от лодки, даже 30-граммовый груз на паузе зависает ну очень долго, секунд до десяти. Не такой я терпеливый, хотя очень часто на таких длинных зависаниях следует поклевка судака. Правда, обычно размер этих «длиннопаузных» рыб не больше 250-300 г — более крупные ловятся на быстрых падениях, одна-две секунды. Здесь же при подведении приманки к лодке начинается проводка «с глубины на мель» и 35-граммовое грузило будет просто волочиться по свалу. Хотя такая проводка тоже может принести результат. Серьезные коррективы могло бы внести течение, но сегодня выходной, Угличская ГЭС работает не в полную силу, поэтому этим фактором можно пренебречь.

Первые забросы — тишина. Вдруг раздается писк эхолота. Рыба… У дна… Еще писк… Еще… Много рыбы. Откуда? Только что не было. Видимо, ветром лодку развернуло и немного снесло — под нами 10 метров. Вот где вся бель! «Стадо» нашли, осталось найти «пастухов». Очередной заброс — пустая поклевка на самой глубине. Вымотав приманку, замечаю глубокие порезы на брюшке. Щука. За ней-то мы и приехали! Начинаем простукивать глубину. Пусто. Одна рыбина на такой косяк бели? Что-то тут не то. Чтобы не мешать напарнику, начинаю серию забросов на шесть метров. На третьей проводке очень четкий тычок. «Коряга какая-нибудь», — грустно констатирует напарник. Нет тут коряг, зато должна быть рыба, в этом я уверен. Еще пяток забросов — поклевок нет, надо смещаться.

Теория Галкина

Немного обследовав рельеф, определяем, что это вовсе не яма, а канава. Сто метров в сторону — ситуация с глубиной такая же: свал с шести метров на четырнадцать и подъем на шесть. Встаем на шести, нас опять сносит на десять. Опять эхолот пищит, да так настойчиво, что даже начинает нервировать. Веерными забросами пытаюсь найти край верхней бровки. На третьей проводке чувствую щипок — подсечка… Вот она, долгожданная упругая тяжесть на том конце лески! Подсак наготове — и полутора-килограммовая красавица у меня в руках. Взяла на риппер ярко-салатового цвета. Напарник просит такой же, но у меня таких больше нет. Снимаю с поводка и отдаю ему, а сам решаю поэкспериментировать. Открываю коробку с приманками, и взгляд падает на 6-дюймовый риппер. Несмотря на ехидные возгласы о том, что крокодилов здесь мало, без раздумий ставлю его. Большому куску и рот радуется! Тем более резина новая, все поклевки будут задокументированы свежими шрамами.

Заброс на глубину, приманка вскарабкивается вверх по бровке, следующим забросом нащупал верхнюю бровку. Выискивая глазами береговой ориентир для следующих забросов, ощущаю четкий удар. Подсечка — и через минуту вторая «полторашка» оказывается в подсачеке. Значит, щука стоит на верхней бровке. Здесь ее и надо ловить! Начинаем облавливать шесть метров. У напарника поклевка, но слишком мягкий спиннинг не просекает щучью пасть, и рыба через пару метров сходит. Меняемся бортами: я бросаю в ту сторону, куда бросал напарник, он — в мою. На первой же проводке поклевка, подсечка, подсак… Опять полтора килограмма. Щучья школа на прогулке! Все одного размера. Десять минут без поклевок, едем искать новое место. Проехали еще сто метров. Ситуация та же: свал с шести на четырнадцать, на десяти пищит рыба. Первые проводки по верхней бровке — поклевка у напарника. На сей раз он не растерялся, быстро вывел рыбу, и уже в подсачеке она выплюнула приманку. Опять слишком мягкий спиннинг не просек рыбу.

После смены бортов в том месте, где только что резво скакал четырехдюймовый риппер напарника, я на первой же проводке опять ловлю щуку. Интересно получается: раззадоривание рыбы маленькими приманками — и при виде большой нервы у нее не выдерживают и она клюет. Вроде как Леша Галкин уже рассказывал про такое в этих местах. Закономерность? Похоже, да. Позже в этот же день метрах в тридцати от верхней бровки мы обнаружили небольшой по ширине, но протяженный коряжник, в котором стоял лещ. Это было прекрасно видно по показаниям эхолота и слизи на поводке и плетенке. Причем лещ был неактивным, стоял между корягами. Щука, видимо, сторожила стадо леща по периметру коряжника, ожидая, что кто-нибудь зашевелится и станет легкой добычей. Вот только легкой добычей для нее в этот день стал не лещ с подлещиком, а 6-дюймовый силикон.

Плотва на твитчинг

— Здесь недалеко трава есть, там мои знакомые вчера хорошо поймали, поехали проверим? — говорит напарник. Почему бы и не съездить? Трава рядом с глубинами — очень перспективное место. Надо проверить. Хватит джиговой рыбы, поехали ловить твитчинговую. Островок подводной растительности оказался очень редким, метров десять в диаметре. Ну раз приехали, надо ловить. Один заброс, второй — пусто. Десятый — тишина. Осматриваюсь в поисках нового места — батюшки! Котел! Никак окуневый. Всплески, прыжки рыбы… Едем! Ну ее, эту траву. На малой скорости подходим к котлу. По инерции подплываем на расстояние пятнадцати метров до всплесков. Они не прекращаются — значит, никого не распугали. На спиннинге у меня минноу фирмы Ecogear размером 105 мм с заглублением сантиметров тридцать — я ведь хотел поймать щуку. Окуню в котле все по барабану, а большой приманкой отсеку откровенную мелочь. Заброс, другой — поклевка и сход, поклевка — сход. Не могут же японские крючки плохо держать рыбу! Заброс — поклевка, вроде хорошо сидит, только размерчик маловат…

У самой лодки «окунь» блеснул серебристым боком и уплыл в сторону. Секунд пять недоумения. Первая мысль — жерех. А где же знаменитый жереховый удар при поклевке? Размер не тот, наверное. У напарника в это время поклевка — вот здесь и пригодился его лайтовый спиннинг — и рыба в лодке… Минута оцепенения… и в один голос: «Плотва!!!» Еще заброс — у напарника еще плотвица. Все поклевки в рот. 10-сантиметровый минноу, наверное, великоват. Ставлю 65 мм той же фирмы, только заглублением около метра. Воблер часто цепляет дно, игра высокочастотная, поклевок нет. Меняю его на знаменитый L-Minnow 44 — ни поклевки. Поппер также не дал результата. Тем временем напарник вытащил еще рыбу. Смотрю на его воблер: сзади висит опушка белого цвета. Нахожу у себя сломанную вертушку, снимаю с нее тройник с красной опушкой, ставлю вместо заднего тройника на тонкий китайский кислотно-зеленый воблер длиной 70 мм. Заброс, другой, поклевка — сход у лодки. Опять заброс, поклевка -вот она, моя первая плотва на спиннинг!

Вскоре активность плотвы снизилась, рыба стала подбагриваться. Ну, это уже не рыбалка! Что же побудило обычно мирную рыбу бросаться на воблеры? Мне кажется, дело в пищевой конкуренции. Плотва засекалась только за задний тройник с опушкой, причем поклевки следовали чаще на паузе. Видимо, воблер привлекал внимание рыбы, а на паузе четко становилась видна цель атаки — мушка на хвосте, которую рыба и пыталась отобрать у своих собратьев по стае. Вот так мы в очередной раз убедились в правоте нескольких теорий: теории стада и пастухов, теории большого куска и теории раззадоривания, выдвинутой Галкиным. Кроме того, нам довелось заложить основы и новой теории — теории ловли плотвы твитчингом. Дело за малым: доказать ее на практике. Эх, была бы погода!

Павел КОБЗАРЬ

Источник: http://www.ofishing.ru/otchety-s-rybalki/1563-proverka-teorii-na-r.html